Rambler's Top100Возврат на главную страницу Информационного сайта города Орехово-Зуево

Однозначный президент

«Намедни», общественно-политическая газета

Взять интервью у будущего главы государства – редкая для журналиста удача. Ведь теперь, если я хорошо напишу, мне гарантировано кресло начальника кремлевской пресс-службы. Но даже если и не возьмут, останется ценнейший компромат… Еще не скованный цепями цензуры, будущий президент был со мной предельно откровенным, а придушенная было свобода слова в моем лице дерзила ему, глумилась, иронизировала… Короче, теперь поздно о чем-либо сожалеть… Сменщик Путина Иван Митрофанов (сын известного политика Алексея Митрофанова), имея в кармане всего 300 рублей, мечтает о жене и любовнице, а Зюганова сравнивает с оленем…

«Намедни», общественно-политическая газета
Архив номеровНаши авторыРубрики
 
 
Архив номеров
 
    № 1 от 29 сентября 2005 года
 
 
 Однозначный президент 
 

Взять интервью у будущего главы государства – редкая для журналиста удача. Ведь теперь, если я хорошо напишу, мне гарантировано кресло начальника кремлевской пресс-службы. Но даже если и не возьмут, останется ценнейший компромат…

Еще не скованный цепями цензуры, будущий президент был со мной предельно откровенным, а придушенная было свобода слова в моем лице дерзила ему, глумилась, иронизировала…

Короче, теперь поздно о чем-либо сожалеть…

Сменщик Путина Иван Митрофанов (сын известного политика Алексея Митрофанова), имея в кармане всего 300 рублей, мечтает о жене и любовнице, а Зюганова сравнивает с оленем…

Митрофановы воспитываются на рассказах о Карлсоне

– Почему так волнуешься? Будто первый раз интервью даешь!

– Для газеты – первый. До этого были какие-то журналы: так, пара слов.

– А чего скромничал? Папа-то вон из телека не вылезает!.. Кстати, он знает о нашей встрече?

– Конечно. Вообще все делается с повеления отца…

– Да ну?! И как же он тебя напутствовал?

– Просил не поддаваться на провокации. Журналисты ведь любят скандалы!

– Ну, знаешь, сейчас ты сам провоцируешь скандал. Вот взять хотя бы инцидент с группой «Пропаганда»…

– Да не было никакого инцидента! Просто однажды в одном из ночных клубов проходил кулинарный конкурс среди поп-звезд, им надо было самим приготовить блюда, а отца пригласили в жюри. В программе участвовала группа «Пропаганда», она тогда мне очень нравилась, и я попросил папу их отметить, а он взял да и рассказал об этом во всеуслышанье!

Потом на каком-то музыкальном канале во время хит-парада прозвучала такая фраза, мол, «Пропаганда» с песней «Супердетка» теряет первое место, хотя группа эта нравится сыну Митрофанова. Ну, глупая шутка! Я же не законодатель мод в мире шоу-бизнеса!

– А вот родня, в семье обсуждают, кто что сказал публично?

– Мама в основном обсуждает. Она сама журналист. Ляллевялле, слышал, может быть? Это моя мама!

– Слышал, телерепортер. Была. Но оставим маму в покое. Про детей ведь говорим…

– О ребенке говорить тоже не политкорректно…

– Не перебивай!.. Интересно, какое у тебя было детство? Тебя, например, наказывали?

– Ну как? Поучали… Мораль читали. На горох не ставили и ремнем не пороли – это точно.

– Выходит, безупречный ребенок?

– Выходит, безупречный. Во всяком случае, жестких методов воспитания никогда не практиковалось. Все было очень либерально.

– Какое у безупречного, либерально воспитанного ребенка, самое яркое воспоминание о детстве?

– Наше с мамой посещение Парламента в Великобритании. Мне вообще Лондон очень нравится, красивый город. Я там много раз бывал!

– Знакомыми обзавелся? А то вдруг отцу понадобится политическое убежище…

– Не понадобится, он не олигарх и не эмиссар чеченских боевиков. Хотя при желании знакомых можно отыскать! Недавно приезжаю из Лондона, и выясняется, что в то же самое время там гостили мои приятели!

– Красиво жить не запретишь! Ты, случаем, не размышлял на досуге о том, что в детстве твоих детей все, что-то будет не так, как у тебя?

– Я буду с малолетства приобщать их к литературе. Вот я в детстве мало читал, книгами стал увлекаться в классе восьмом, в основном классикой. Я бы хотел, чтоб мои дети начали читать гораздо раньше: в третьем классе.

– Но в третьем классе еще рано читать классику!

– Да нет, пусть читают, что угодно, начиная от Карлсона и до самых серьезных книг, Жюля Верна, например.

– А сам ты что сейчас читаешь?

– Месяца два назад перечитывал Достоевского.

– В какой школе ты учился? Обычной или специальной?

– Школа №1267 с углубленным изучением французского языка. До девятого класса там не знали, что я сын Митрофанова. Да мы особо и не афишировали. На собрания всегда ходила мама.

– А когда узнали, что-то изменилось?

– Ребята стали подшучивать. Дразнили словом «однозначно». Если на меня кто-то задирался, кричали, что сейчас приедут орлы Жириновского. Но это все по-доброму…

– А ты бы в глаз! По-доброму… Или слабо?

– Я ходил в спортивную секцию, занимался плаванием, но перестал из-за травмы руки. Драки лучше избежать, так будет умнее. Зачем сразу бросаться в бой? Для начала нужно просто поговорить.

– Ну, это не по-мужски!.. Ты хоть девчонок за косы дергал?

– А кто не дергал? Конечно, учебниками по голове не бил. Бывало, и дрался. Но не часто! Если меня не касается, я прохожу мимо…

– Удобная позиция. В какой момент ты ощутил себя взрослым?

– Наверно, я стал взрослым, когда после школы нужно было определяться, куда идти дальше. Тогда я уже решал часть вопросов сам…

– И что же ты решил?

– Пойти учиться в МГИМО…

– Такой самостоятельный ребенок?

– Да нет, обыкновенный.

– Обыкновенные дети в МГИМО не идут…

– Я обыкновенно ходил на курсы, занимался. Папа только выбрал мне факультет: политологический. Поначалу я хотел пойти на международные отношения, дабы стать дипломатом, работать в посольстве. Но отец сказал, в посольство можно и так, а политологический – новый факультет, интересный и универсальный, да и педагоги хорошие.

– Охотно верю! Но если бы не отец…

– Те, кто считают, будто наш институт сплошь коррумпирован, сильно заблуждаются. Фамилия вообще не играет никакой роли, а, напротив, обязывает держать планку. У нас ценят за знания.

В Японии обошлось без постельных сцен

– Ладно, все вы в МГИМО умненькие и хорошенькие. Как протекает студенческая жизнь?

– Вот на первом курсе ездили группой в Японию. Захотели приобщиться к культуре. Я там был впервые, понравилось, как японцы воспитаны. Они очень прямолинейны. Но при этом никогда не услышишь плохого слова. К примеру, если у тебя шнурок развязался, никто и не скажет.

– Будут ждать, пока упадешь?

– Да! Они смотрят в глаза.

И эти поклоны!.. Еще одна интересная особенность: даже несмотря на жуткие токийские пробки, все равно до нужного места вовремя добираешься. Как это получается, не знаю…

– Ты говоришь о воспитанности японцев так, будто противопоставляешь ее невоспитанности наших граждан. Но где ты мог с нею столкнуться, ты же вращаешься в несколько обособленных кружках?

– В дорожных пробках. Там чего угодно можно наглядеться и наслушаться. Люди кричат, матом ругаются…

– Да уж, от суровой российской действительности не скроешься даже в бронированном «Мерседесе»…

– Я на «Волге» езжу…

– Но с личным шофером: я видел, как тебя к редакции подкатили!

– Вообще я и сам умею водить, но папа не доверяет…

– Вообще надо ездить на метро – ближе, значит, к народу… В Японии тоже ни с кем не познакомился?

– Познакомился! С лидером партии ЛДПЯ. Потом мы посетили множество храмов. Не скрою, ездили и в Диснейленд. Забавно, хотя раньше я уже был в Диснейленде, в пятом классе. Только о той поездке почти ничего не помню. А в этот раз интересно. Еще японскую кухню отведал…

– А как тебе японки?

– Принято считать, что русские девушки самые красивые. Это так!

– Я про наших девушек знаю, а как японки?

– А что японки? Есть и среди них симпатичные…

– Ну признавайся, были контакты?

– Это допрос?.. Были, конечно.

– Я не имел в виду постельные сцены…

– Я тоже это не имею в виду! Ни в коем случае! Мы просто встречались там с другими студентами. Общались. Причем пикантность ситуации заключалась в том, что они знали русский, а мы – только три-четыре японских слова. Это обстоятельство немного смущало.

– Тем не менее, о чем вы говорили?

– О культуре, о студенческой жизни…

– ...А почему такая реакция на замечание о постельных сценах?

– Просто я не люблю это обсуждать.

Зюганов – вылитый олень

– Тогда давай о чем-то более приличном. О политике, например…

– Легко. ЛДПР, КПРФ… Я знаком с Зюгановым!

– Мало ли кто с ним знаком! Я про другое. Вот в Америке – две основные партии, и у каждой есть свой символ в виде животного. С какими животными у тебя ассоциируются наши партии и их лидеры?

– Медведи уже забиты. Яблоки тоже есть…

– Я с животными прошу ассоциаций…

– ЛДПР – это точно орел. Гордая птица!

– Не слишком ли пафосно?

– Раньше Владимир Вольфович был моим кумиром, мне безумно нравились его выступления, даже в школе я ходил в майке с символикой ЛДПР, но сейчас у меня появилось свое видение некоторых вопросов...

– Ты лично с Жириновским знаком?

– Пару раз пересекались. В жизни он лучше. Не такой агрессивный.

– Уговорил, пусть будет гордым орлом, хотя мне он больше напоминает стервятника. Теперь очередь КПРФ…

– КПРФ – тоже что-то лесное. Олень!.. Да, точно, вылитый олень!

– Рогатый такой…

– Коммунистам больше 70 лет, просто нужно уважать. При них всякое было, но нельзя расценивать историю только положительно или только отрицательно. Надо уважать историю. Было все.

– Ну-ну. Вот ты сам хотел бы жить в Советском Союзе?

– Не знаю. Ходить октябренком? Я ребенок перестройки, в начале 90-х в школу пошел, мне даже сравнивать не с чем. Наблюдал вход танков в Москву. Правда, по телевизору. Я категорически против введения войск. Все можно решить мирно. Ну… или почти все.

– Ты сказал, раньше Вольфович был твоим кумиром, но потом вы с ним разошлись во взглядах. Каких, например?..

– Легализация проституции. Она есть – и все, чего об этом говорить?

– Ты не понял. Жириновский не просто говорил, а предлагал конкретные вещи: открыть публичные дома, взять всех проституток на контроль, приставить к каждой персонального гинеколога, чтоб ты ничем не заразился, если захочешь клубнички…

– Но я этим пользоваться не стану! Хотя и очень спокойно отношусь…

– Да ладно, я же образно говорю! А как ты относишься к многоженству, за введение коего много лет ратует ЛДПР?

– Нейтрально. Если человек может себе позволить несколько жен, почему бы и нет, если женщины не против?

– В каком смысле позволить – материально или физически?

– Материально, естественно. В семейной жизни главное – материальный аспект. Хотя нет, вперед духовный. Важно понимание, доверие.

– У тебя самого-то есть девушка?

– Расстались недавно. Надоели друг другу. Познакомились около клуба. Она на мотоцикле катается, экстремалка. Стали встречаться, но не сложилось…

– Не убивайся, наверняка она у тебя была не первой…

– Если подразумевать всякие отношения, у меня много девушек было. Ничего серьезного, почти до свадьбы, – такого еще нет! Учеба сейчас занимает все время. А свадьба и семейная жизнь – это ответственность.

– Раз знакомишься с девушками около клубов, значит, ты частый гость увеселительных заведений…

– Хожу с друзьями или с отцом на всякие встречи, мероприятия. Люблю кинофестивали, премьеры спектаклей. Я не делю клубы на элитные и не элитные. Выбор определяет музыка. Люблю и классическую, и тяжелую. Хотя разве «Пинкфлойд» – это не классика?..

– Если не секрет, какие суммы оставляешь в клубах?

– Когда как. Я же не специально хожу тратиться! Ну, там, вход плюс коктейльчик… Где-то рублей шестьсот!

– А сколько вообще у тебя в кармане денег?

– Сейчас мало, рублей триста. Деньги выдает отец, и всегда по-разному. Видно, его щедрость зависит от настроения…

– Отец спокойно отпускает гулять или скрепя сердце?

– О, тут такая многоступенчатая процедура! Сначала надо отпроситься у мамы и бабушки, а потом уже у отца!

– Признайся, хоть раз в жизни напивался?

– Нет-нет, ничего подобного. Я, конечно, могу задержаться до 5-6 утра, если не учусь, но возвращаюсь тихо, чтоб не разбудить домашних.

– А в трудовые будни питаешься дома или в ресторанах?

– Дело в том, что родители живут в центре Москвы: так проще добираться до работы. А я живу с бабушкой в Теплом Стане. Завтракаю обычно дома. Обедаю где-нибудь в кафе, а ужинать не ужинаю.

– Как часто все семейство собирается за одним столом?

– Редко. Для этого нужен важный повод. Если, например, отец звонит и говорит: «Надо встретиться», тут попахивает серьезным разговором. В основном, на тему учебы. Бывает, пропущу что-нибудь. Или не досижу…

– Значит, отцу преподы стучат?

– Не так грубо! Но отец владеет всей информацией. Он глава семьи. Если вдруг кто-то заболевает, он сразу ищет врачей. И так во всем…

– Ага, с врачами дружит. А как он ведет серьезный разговор? Кулаком по столу бьет? Кричит?

– Нет. На меня никогда.

– Дома говорит о политике?

– Конечно, что-то обсуждает с мамой.

– А ты можешь высказать свое мнение?

– Могу. Но чаще это воспринимается как шутка, а порой и серьезно.

* * *

– Теперь, если позволишь, блиц. Ты упрямый?

– В зависимости от обстоятельств. Если в споре, то да. В учебе не упрям. Усидчивости не хватает. Приходится преодолевать себя, это тяжело.

– Тебе нахамил чиновник, твоя реакция?

– Постараюсь наладить с ним контакт. Куплю коробку конфет или хорошего вина…

– А пригрозить именем папы?

– Это уже нехорошо. Какая разница, кто у тебя отец? Главное, кто ты!

– Что для тебя верх благополучия?

– Любящая жена. Респектабельная, хорошая работа, карьерный рост. Любовница, конечно. И еще – машина!

– А любовница-то зачем?

– Чтоб была, на всякий случай. Мало ли, жена разлюбит, пойду к любовнице. Ну это так, в качестве шутки…

– О чем мечтаешь? У тебя есть суперцель?

– Хочу стать президентом!

– Но это ведь громадная ответственность, да и часы ты носишь не на правой руке…

– В политике любая должность подразумевает громадную ответственность!.. А насчет часов я и не замечал! Буду внимательнее!

Александр Елисов
Назад:
Орехово-Зуево ждёт судьба Нового Орлеана
Далее:
Под день города заложили бомбу

Показать комментарии читателей (2) или добавить свой
 
Архив номеровНаши авторыРубрики
 

©2004-2005 «Намедни», общественно-политическая газета
©2005 Маликов Андрей, Информационный сайт города Орехово-Зуево
При создании сервера использованы АРП-технологии.

Rambler's Top100